Украина нашла выход на пути России

КОММЕРСАНТ: Как выяснил “Ъ”, после введения российских санкций в отношении украинского бизнесмена Виктора Пинчука принадлежащий ему «Интерпайп» перестал поставлять в Россию железнодорожные колеса через свою российскую структуру. Теперь поставки ведутся через иностранные и российские компании, не связанные напрямую с «Интерпайпом» или господином Пинчуком. Тем не менее, по мнению юристов, эти каналы поставки также потенциально могут подпасть под санкции. При этом сейчас власти РФ обсуждают полный запрет на импорт украинских колес.

На ФАС давят колеса

КОММЕРСАНТ: Металлурги пожаловались на ФАС, признавшую летом Выксунский метзавод (ВМЗ) Объединенной металлургической компании (ОМК) виновным в завышении цен на железнодорожные колеса. По их мнению, ФАС произвольно установила предельный уровень цен на колесо, которого должен был придерживаться ВМЗ, на уровне существенно ниже рыночного. Покупатели колес считают, что, вовлекая в спор высокопоставленных чиновников, металлурги пытаются оказать давление на ФАС. По данным “Ъ”, вопрос могут рассмотреть у первого вице-премьера Андрея Белоусова.

«Вот такой мир страданий от неумения договориться»

«Вот такой мир страданий от неумения договориться» КОММЕРСАНТ: Минувший сельскохозяйственный сезон ознаменовался экспортными ограничениями на зерновом рынке, а новый год дал второй в истории по объему урожай зерна, причем в тех регионах, из которых оно традиционно вывозится железной дорогой. 

Избавиться от профицита

19.08.2014

Правительство ужесточило порядок продления срока эксплуатации старых железнодорожных вагонов. Это дает шанс решить проблему избыточного вагонного парка и активизирует производителей нового подвижного состава.

В течение ближайших нескольких лет до четверти вагонов могут уйти с железных дорог.

С 1 августа на железных дорогах России вступил в силу новый технический регламент Таможенного союза. Он вносит существенные изменения в практику использования вагонного парка. Ранее срок эксплуатации вагона можно было продлить на половину установленного срока службы после простого и недорогого капитального и деповского ремонта. Теперь для продления требуется модернизация, что значительно дороже; кроме того, теперь необходима и сертификация.

Регламент оказался не столь радикальным, как можно было ожидать. Вместо прямого запрета на продление срока службы старых вагонов были приняты меры, усложняющие и удорожающие такое продление. Тем не менее даже умеренные требования нового регламента уже вызвали бурную критику. Некоммерческое партнерство «Совет операторов железнодорожного транспорта», объединяющее крупнейших железнодорожных операторов, всячески стремясь расширить возможности использования действующего вагонного парка, заявило, что существующая концепция продления срока службы грузовых вагонов требует принципиальной доработки.

Профицит как следствие либерализации

Все последнее десятилетие вслед за либерализацией рынка железнодорожных перевозок в России и ростом экономики (в том числе экспортных поставок) операторы приобретали все больше вагонов (см. график 1). Спрос был настолько большим, что производители железнодорожной техники уверенно превзошли лучшие советские показатели и к 2012 году даже вышли на рекордные — за всю более чем полуторавековую историю железных дорог в России — объемы производства: 71,2 тыс. единиц. В этих условиях в 2012 году структурами Александра Несиса (ныне это НПК «Объединенная вагонная компания») в Тихвине был запущен новый завод по производству вагонов, обошедшийся владельцам более чем в 1 млрд долларов инвестиций, с заявленными объемами производства 13 тыс. единиц в год (больше производит только флагман отрасли Уралвагонзавод).
При этом сохранялся весьма щадящий режим эксплуатации старых вагонов, поэтому от советских «старичков» избавляться никто не спешил. В результате парк вагонов в стране энергично рос, удвоившись после 2002 года и достигнув 1,2 млн единиц (см. график 2); при этом, по данным Центральной дирекции управления движением РЖД, избыточный парк грузовых вагонов составляет сейчас около 250 тыс. штук.

«В условиях неконтролируемого роста вагонного парка на сети РЖД происходит увеличение количества узких мест на инфраструктуре, и это сдерживает железнодорожные грузоперевозки, — констатировал экс-замминистра экономического развития Сергей Беляков. — Рост количества парка на сети приводит к снижению скорости и нестабильности сроков доставки грузов».

Крупнейшие операторы, чтобы как-то пристроить свой парк, обвалили цены на услуги железнодорожных перевозок (см. график 3); по полувагонам тарифы только за 2013 год упали на 20%, а с начала 2012-го — почти вдвое.

Соответственно снизился спрос как на покупку, так и на лизинг новых вагонов. По словам генерального директора лизинговой компании «Трансфин-М» Дмитрия Зотова, «спад спроса, до 30 процентов к уровню 2012 года, непосредственно связан как с ухудшением экономической ситуации в стране и, следовательно, с отсутствием прироста объемов грузоперевозок, так и с образованием профицита грузовых вагонов. Профицит парка привел к снижению арендных ставок на полувагоны и, в меньшей степени, на специализированный парк. Со стороны операторов снижение ставок становится вынужденным ходом, вызванным избытком предложения и недостатком спроса. Объем лизинга в России остается стабильным, но доля лизинга железнодорожного подвижного состава в 2013 году по сравнению с 2012-м снизилась с 41,3 процента до 33,9».

После мастодонтов

Очевидным способом ликвидации профицита было бы ускоренное списание старого парка. По словам ведущего эксперта-аналитика отдела исследования транспортного машиностроения Института проблем естественных монополий (ИПЕМ) Георгия Зобова, «следует отметить примечательный факт: профицит парка грузовых вагонов на сети РЖД приблизительно равен числу вагонов с истекшим сроком службы, и этот параметр составляет порядка 250–300 тысяч вагонов». Казалось бы, решение на поверхности?

Но этот путь как раз и вызывает резкую реакцию ведущих операторов железнодорожного транспорта. Еще в июле генеральный директор Первой грузовой компании (ПГК) Олег Букин заявил, что под удар коварного регламента уже в ближайшие три года в России попадает до 300 тыс. вагонов. Причем порядка четверти из них приходится на ПГК (сформирована в 2007 году из 200 тыс. грузовых вагонов РЖД; с 2011 года принадлежит UCL Holding Владимира Лисина) — это порядка трети всего парка компании; еще примерно столько же приходится на государственную (подконтрольную РЖД) Федеральную грузовую компанию (ФГК).

Ранее продление срока эксплуатации обходилось оператору в 15–20 тыс. рублей. Теперь, по оценке генерального директора ФГК Виталия Евдокименко, продление с сертификацией будет стоить свыше 650 тыс. рублей на один вагон.

Замена такой массы старых вагонов на новые инновационные, даже с сильным уменьшением их количества, до 190 тыс. единиц, обошлось бы операторам примерно в 400 млрд рублей. Олег Букин полагает, что списание такого числа вагонов может вызвать дефицит на рынке и ажиотажный спрос. Нагрузка на грузовладельцев, учитывая ставки по кредитам, при этом может составить 75 млрд рублей.

Однако, памятуя о наличии профицита на рынке, позволим себе не согласиться с такой оценкой. Сам же Букин признается: «Сегодня ставки доходности не позволяют операторам обновлять парк или приобретать инновационные вагоны». То есть без «принудиловки» гиганты рынка железнодорожных перевозок, оперирующие еще советским парком, не будут заниматься обновлением — слишком много надо обновить. Если же оставить все как было, то обновлением парка не будет заниматься никто, пока вагоны в конце концов не развалятся где-нибудь на перегоне. Тупик.

Продление по новым правилам тоже влетает в копеечку и бьет в первую очередь все по тем же гигантам рынка железнодорожных перевозок.

Что же будет? Постепенное обновление парка. Вероятно, через постепенное перераспределение рынка в пользу компаний более мелких, но обладающих парком более молодым и привлекательным для клиентов по качественным характеристикам.
Александр Несис построил второй по величине вагонный завод страны

Как рассказал глава одной такой небольшой транспортной компании «Максима логистик» (контролирует 20% рынка универсальных платформ в России) Николай Фалин, «мы не ждем быстрых изменений. Это инерционный процесс, и резкая смена правил игры нанесет ущерб слишком большому количеству влиятельных игроков. Думаю, что в ближайшие годы темп списания старого парка возрастет, но не примет лавинообразного характера».

Обновление парка, вероятнее всего, будет происходить не столько через покупку в кредит, сколько через лизинг. По мнению Николая Фалина, «если раньше значительное количество вагонов покупалось в кредит, то теперь банки резко свернули кредитование, и значимость лизинговых схем возросла. Для тех операторов, кто хочет сейчас реализовать серьезные инвестиционные программы, лизинг будет однозначно доступнее, чем банковский кредит. С точки зрения стоимости денег лизинг обходится на один-два процента дороже, чем прямой банковский кредит. Но российские банки выдают кредиты на покупку вагонов обычно на три, максимум на пять-шесть лет. В то время как сроки лизинговых сделок составляют от семи до десяти лет. Кроме того, в кризисные периоды с лизинговой компанией договориться о реструктуризации платежей обычно проще, чем с банками. Поэтому те игроки, которые проводят осмотрительную инвестиционно-кредитную политику, предпочитают использовать более дорогой, но долгосрочный лизинг».

Дорогу инновациям

Кто реально выигрывает от нового регламента, так это производители вагонов.

Предприятия железнодорожного машиностроения довольно сильно пострадали от пресыщения рынка грузовых вагонов. Как говорит Георгий Зобов из ИПЕМ, «по состоянию на 2013 год общие производственные мощности российских предприятий составили более 90 тысяч вагонов в год, а общие объемы производства — 60,4 тысячи вагонов. Таким образом, в 2013 году незадействованными остались около трети производственных мощностей».

По мнению заместителя генерального директора Уралвагонзавода по железнодорожной технике Андрея Шленского, пик производственных показателей 2011–2012 годов пройден, цены на подвижной состав значительно упали, большинство вагоностроителей балансирует на грани рентабельности.

Крах украинской экономики несколько смягчил последствия. Производство грузовых вагонов в России в 2013 году сократилось на 15% к показателю 2012-го, а в первом квартале 2014 года отмечен рост на 11% в годовом исчислении. Причиной тому стал кризис на Украине, послуживший причиной сокращения производства вагонов.

Свою роль сыграло и принципиальное нежелание отечественных операторов использовать продукцию украинского машиностроения. Но здесь причины скорее чисто технические: за два квартала 2014 года на пунктах технического осмотра вагонов было выявлено порядка 2000 неисправных боковых рам украинского производства.

Однако перспективы все равно не радужные. По словам Георгия Зобова, в настоящее время наблюдаются негативные тенденции стагнации экономики и сокращение грузовой базы железнодорожного транспорта. Соответственно, в краткосрочной и среднесрочной перспективе не ожидается высокого спроса на новые грузовые вагоны.

Андрей Шленский полагает, что по итогам 2014 года российские вагоностроители суммарно изготовят около 60 тыс. грузовых вагонов всех видов. Если не брать в расчет производственные рекорды 2011–2012 годов, то существующие объемы выпуска грузовых вагонов и Уралвагонзаводом, и российской вагоностроительной отраслью в целом соответствуют средним показателям работы за последнее десятилетие и даже несколько превосходят лучшие показатели советских лет.

Здесь будущее лежит в совмещении двух потоков: обновления вагонного парка и (наконец-то!) внедрения вагонов нового поколения — с большим межремонтным пробегом (500 тыс. км вместо 150 тыс. км) и большей грузоподъемностью (25 т на ось вместо 23,5 т).

Как указал Андрей Шленский, «основной тенденцией ближайших лет, на наш взгляд, должен стать полный переход на инновационные вагоны в общем объеме выпуска в России и на пространстве колеи 1520 мм в целом. Обязательно будет расширяться модельный ряд инновационных вагонов под перевозку различных грузов. В настоящее время на долю инновационных вагонов приходится около 25 процентов производственной программы корпорации “Уралвагонзавод”. До конца 2014 года мы рассчитываем увеличить долю таких вагонов до 80 процентов. В 2015 году планируем полностью перейти на выпуск только инновационных грузовых вагонов. В начале этого года правительство России выпустило постановление о субсидировании покупки инновационных вагонов для российских транспортных компаний. Мы рассчитываем, что это позволит отечественным транспортным компаниям пересмотреть свои инвестиционные программы в сторону увеличения и создаст предпосылки для ускоренного омоложения эксплуатируемого парка вагонов».

Ставку на развитие инновационного парка делает и второй игрок этого рынка — входящий в состав группы ОВК Тихвинский вагоностроительный завод.

По словам первого заместителя генерального директора по общему управлению НПК ОВК Дмитрия Бовыкина, «российский рынок грузовых вагонов сейчас находится в ситуации, оптимальной для полномасштабной модернизации парка. Из-за снижения мировых цен на сырьевую продукцию компании добывающего сектора вынуждены активно сокращать расходы, в первую очередь транспортные. В совокупности с профицитом вагонов старого поколения это заложило основу для внедрения вагонов с улучшенными технико-экономическими характеристиками. Российской экономике нужны грузовые вагоны, способные снизить издержки грузоотправителей и усилить экспортный потенциал отечественной продукции на мировых рынках. Благодаря повышенной грузоподъемности и улучшенным эксплуатационным параметрам подвижного состава нового поколения стоимость перевозки тонны груза сокращается примерно на 10 процентов. Принципиально новые грузовые вагоны — это инновации, которые приносят реальную прибыль».

Стоимость инновационных вагонов в среднем на 600–800 тыс. рублей выше, чем обычных. Пока прошло достаточно мало времени с момента начала производства инновационных вагонов, поэтому операторские компании еще не успели убедиться в реальных, а не расчетных экономических преимуществах от их использования. Однако, по мнению Дмитрия Бовыкина, в силу своей экономичности инновационные вагоны постепенно вытесняют с рынка вагоны на традиционной «советской» тележке 18-100. Уже сейчас доля производства инновационных вагонов превышает 20% всех вагонов, построенных в России. В некоторых сегментах рынка эта цифра еще выше: более 40% выпуска вагонов-хопперов занимают тихвинские модели с увеличенной кубатурой.


Возврат к списку