РЖД в 2018 г ожидают увеличения на 25% объема контейнерного транзита, до 520 тыс TEU РЖД по итогам 2018 года

ПРАЙМ: РЖД по итогам 2018 года ожидают увеличения на четверть объема контейнерного транзита по сравнению с прошлым годом, до 520 тысяч TEU (двадцатифутовый эквивалент, ДФЭ), заявил первый заместитель гендиректора РЖД Александр Мишарин, слова которого приводятся в релизе компании.

Контейнеры объедут пробки

ГУДОК: Логистический оператор Rail Cargo Logistics – RUS (входит в структуру «Австрийских железных дорог») и АО «Русская контейнерная компания» организовали сервис по доставке грузов из Калужской области в Китай через Монголию. Перевозка по территории этой страны позволила избежать простоя вагонов на российско-китайских погранпереходах. Первый совместный рейс двух компаний отправился 24 ноября из терминала «Фрейт Вилладж Ворсино» (Калужская область) в город Чэнду (Китай).

Экономику нагружают казахстанским углем

10.04.2018

Его транзит не пойдет на пользу ВВП, ОАО РЖД и Кузбассу

Договоренности о выделении Казахстану приоритетных портовых и железнодорожных квот на вывоз угля невыгодны экономике РФ, считают в Институте проблем естественных монополий (ИПЕМ). Это снизит доходы ОАО РЖД и ВВП России на 10 млрд руб. в год, а также потребует сокращения добычи угля в Кузбассе. Приоритет казахстанского угля заложен в правила недискриминационного доступа к портам, объемы транзита в 14 млн тонн в течение 25 лет будут включены в межправсоглашение двух стран. Эксперты и источники “Ъ” настаивают, что Астана должна получить приоритет лишь с условием инвестиций в российские порты и железные дороги.

ИПЕМ провел моделирование влияния на экономику РФ транзита дополнительных объемов угля из Казахстана в порты РФ, как это предполагается в проекте межправсоглашения двух стран. Документ, дающий Астане право в течение 25 лет вывозить в приоритетном порядке через порты России до 14 млн тонн угля в год, должен был вступить в силу уже 1 января (см. “Ъ” от 9 ноября 2017 года). Но пока соглашение не подписано. В Минтрансе “Ъ” сообщили, что позиция прорабатывается с ведомствами, а источники “Ъ” затрудняются прогнозировать срок подписания.

Приоритет казахстанскому углю обеспечивают как соглашение, так и уже принятые правила недискриминационного доступа (ПНД) к портовым услугам (см. “Ъ” от 25 октября 2017 года). Они дают грузоотправителям квоты в портах: сначала инвесторам портовой инфраструктуры, потом странам ЕАЭС, заключившим межправсоглашения с РФ, затем грузоотправителям с долей перевалки в порту выше 30%, клиентам с договорами take-or-pay и долгосрочными договорами.

В целом аналитики ИПЕМа считают, что «дополнительная грузовая база из Казахстана не несет значимых положительных эффектов для экономики». Допуск нового груза должен сопровождаться инвестициями Казахстана в развитие железных дорог и портов, уверен гендиректор ИПЕМа Юрий Саакян. В ИПЕМе моделировали три направления — через Усть-Лугу, Мурманск и на Дальний Восток (при обсуждении межправсоглашения Астана заявляла о наибольшем интересе к порту Восточный в Находке). В ИПЕМе считают, что допуск транзита казахстанского угля на Дальний Восток «невозможен технологически»: направление загружено и может вместить новые объемы только за счет кузбасского угля. Такое замещение снизит доходную ставку ОАО РЖД на 0,7 коп. на 10 тонно-километров, а потери ВВП России из-за ограничения добычи составят более 10 млрд руб. Целесообразнее, по оценкам ИПЕМа, транзит через Усть-Лугу и Мурманск, но дополнительно нужно 2,86 тыс. поездов в год и 13,9–15 тыс. вагонов. Доходная ставка ОАО РЖД снизится на 1–2 коп. за 10 тонно-километров, но оно получит дополнительную выручку в размере 13,4–15 млрд руб. в год.

Источник “Ъ” в угольной отрасли говорит, что потребители готовят замечания к межправсоглашению о необходимости предварительного планирования грузопотоков хотя бы на год вперед, оценки загрузки портов и т. д. Другой собеседник “Ъ” отмечает, что «принудительное изъятие загруженных российскими угольщиками портовых мощностей в виде резерва для казахстанских производителей приведет к многомиллиардным потерям для экономики, создаст негативную ситуацию в Кузбассе с невывозом угля, скоплением угля на складах». Он считает, что из ПНД надо убрать ранжирование потребителей, а межправсоглашение дополнить «программным документом по инвестпрограмме компаний Казахстана по новым портовым мощностям в РФ и участию Астаны в инвестпрограмме ОАО РЖД».

Казахстан между тем настроен на расширение экспорта. «Нам теперь открыты ворота через российские порты, — говорил в январе исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана Николай Радостовец. — У нас будут квоты, мы в 2017 году перевезли 7,9 млн тонн угля, а в 2018 году планируем 13,5 млн тонн». В первую очередь речь идет об экспорте через порты северо-запада РФ. Глава КТЖ (железные дороги Казахстана) Канат Алпысбаев говорил, что в этом году компания начнет задействовать вагоны с повышенной нагрузкой на ось и угольные маршруты с Шубаркуля к портам Балтики. По его словам, вывоз угля через эти порты вырастет более чем вдвое, «целевой показатель — 7 млн тонн».

https://www.kommersant.ru/doc/3598868


Возврат к списку