Железная дорога осталась без куратора

КОММЕРСАНТ: Замминистра транспорта Алан Лушников, курирующий в министерстве железнодорожную отрасль, собирается покинуть свой пост, приказ об этом готовится к утверждению. Кто станет его преемником, пока неясно, сам он планирует заняться музыкой. Эксперты характеризуют деятельность господина Лушникова на его посту как позитивную для отрасли, отмечая, что ему удавалось проводить решения, не всегда удобные для ОАО РЖД, не выходя при этом за рамки объективности.

Операторы едут на угле

КОММЕРСАНТ: Рынок предоставления железнодорожного подвижного состава продолжает расти в условиях угольного бума. Экспортная конъюнктура способствует тому, что быстрее всего прирастает объем перевозок в инновационных (тяжеловесных) вагонах, следует из рейтинга Infoline Rail Russia Top за первое полугодие. При этом операторы начали отказываться от аренды вагонов на фоне роста ставок. Одним из факторов, толкавших в первом полугодии ставку аренды вверх, на рынке называют снижение скорости движения на сети.

Экономику нагружают казахстанским углем

10.04.2018

Его транзит не пойдет на пользу ВВП, ОАО РЖД и Кузбассу

Договоренности о выделении Казахстану приоритетных портовых и железнодорожных квот на вывоз угля невыгодны экономике РФ, считают в Институте проблем естественных монополий (ИПЕМ). Это снизит доходы ОАО РЖД и ВВП России на 10 млрд руб. в год, а также потребует сокращения добычи угля в Кузбассе. Приоритет казахстанского угля заложен в правила недискриминационного доступа к портам, объемы транзита в 14 млн тонн в течение 25 лет будут включены в межправсоглашение двух стран. Эксперты и источники “Ъ” настаивают, что Астана должна получить приоритет лишь с условием инвестиций в российские порты и железные дороги.

ИПЕМ провел моделирование влияния на экономику РФ транзита дополнительных объемов угля из Казахстана в порты РФ, как это предполагается в проекте межправсоглашения двух стран. Документ, дающий Астане право в течение 25 лет вывозить в приоритетном порядке через порты России до 14 млн тонн угля в год, должен был вступить в силу уже 1 января (см. “Ъ” от 9 ноября 2017 года). Но пока соглашение не подписано. В Минтрансе “Ъ” сообщили, что позиция прорабатывается с ведомствами, а источники “Ъ” затрудняются прогнозировать срок подписания.

Приоритет казахстанскому углю обеспечивают как соглашение, так и уже принятые правила недискриминационного доступа (ПНД) к портовым услугам (см. “Ъ” от 25 октября 2017 года). Они дают грузоотправителям квоты в портах: сначала инвесторам портовой инфраструктуры, потом странам ЕАЭС, заключившим межправсоглашения с РФ, затем грузоотправителям с долей перевалки в порту выше 30%, клиентам с договорами take-or-pay и долгосрочными договорами.

В целом аналитики ИПЕМа считают, что «дополнительная грузовая база из Казахстана не несет значимых положительных эффектов для экономики». Допуск нового груза должен сопровождаться инвестициями Казахстана в развитие железных дорог и портов, уверен гендиректор ИПЕМа Юрий Саакян. В ИПЕМе моделировали три направления — через Усть-Лугу, Мурманск и на Дальний Восток (при обсуждении межправсоглашения Астана заявляла о наибольшем интересе к порту Восточный в Находке). В ИПЕМе считают, что допуск транзита казахстанского угля на Дальний Восток «невозможен технологически»: направление загружено и может вместить новые объемы только за счет кузбасского угля. Такое замещение снизит доходную ставку ОАО РЖД на 0,7 коп. на 10 тонно-километров, а потери ВВП России из-за ограничения добычи составят более 10 млрд руб. Целесообразнее, по оценкам ИПЕМа, транзит через Усть-Лугу и Мурманск, но дополнительно нужно 2,86 тыс. поездов в год и 13,9–15 тыс. вагонов. Доходная ставка ОАО РЖД снизится на 1–2 коп. за 10 тонно-километров, но оно получит дополнительную выручку в размере 13,4–15 млрд руб. в год.

Источник “Ъ” в угольной отрасли говорит, что потребители готовят замечания к межправсоглашению о необходимости предварительного планирования грузопотоков хотя бы на год вперед, оценки загрузки портов и т. д. Другой собеседник “Ъ” отмечает, что «принудительное изъятие загруженных российскими угольщиками портовых мощностей в виде резерва для казахстанских производителей приведет к многомиллиардным потерям для экономики, создаст негативную ситуацию в Кузбассе с невывозом угля, скоплением угля на складах». Он считает, что из ПНД надо убрать ранжирование потребителей, а межправсоглашение дополнить «программным документом по инвестпрограмме компаний Казахстана по новым портовым мощностям в РФ и участию Астаны в инвестпрограмме ОАО РЖД».

Казахстан между тем настроен на расширение экспорта. «Нам теперь открыты ворота через российские порты, — говорил в январе исполнительный директор Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Казахстана Николай Радостовец. — У нас будут квоты, мы в 2017 году перевезли 7,9 млн тонн угля, а в 2018 году планируем 13,5 млн тонн». В первую очередь речь идет об экспорте через порты северо-запада РФ. Глава КТЖ (железные дороги Казахстана) Канат Алпысбаев говорил, что в этом году компания начнет задействовать вагоны с повышенной нагрузкой на ось и угольные маршруты с Шубаркуля к портам Балтики. По его словам, вывоз угля через эти порты вырастет более чем вдвое, «целевой показатель — 7 млн тонн».

https://www.kommersant.ru/doc/3598868


Возврат к списку