Совет государственных связей

ГУДОК: Вчера в Москве началось 69-е заседание Совета по железнодорожному транспорту государств – участников Содружества. Традиционно основными темами рабочей встречи стали итоги работы объединённой сети, пассажирское сообщение, а также вопросы взаиморасчётов между железнодорожными администрациями.

Не повысишь — не поедешь

КОММЕРСАНТ: Грузоотправителям пришлось согласиться на рост тарифов ОАО РЖД

Несмотря на обещания ОАО РЖД отменить с 2019 года экспортную надбавку к тарифам в размере 8%, она может быть продлена до 2025 года, и на это согласились потребители. Исключение сделано для алюминия, субсидируемого из-за санкций, и нефтепродуктов, которые нужно вернуть на железную дорогу. Позиция рынка выглядит парадоксальной, но вызвана тем, что ОАО РЖД показало в финансовой модели брешь на 2 трлн руб., которая может напрямую повлиять на интересы грузоотправителей. В итоге около 300 млрд руб. дефицита монополия намерена покрыть за счет грузовых тарифов, а ФАС, по данным “Ъ”, готова ей в этом помочь.

Игорь Ромашов: «Состояние образования определяет потенциал отрасли»

18.12.2017
Глава совета директоров «Трансойл» Игорь Ромашов — в интервью «Ъ FM»

Зачем частные компании идут в науку и образование? Как это связано с реформой железнодорожного транспорта и сказывается на развитии бизнеса? На эти и другие вопросы в интервью корреспонденту «Коммерсантъ FM» ответил председатель совета директоров транспортно-логистической группы «Трансойл» Игорь Ромашов.

Личное дело: Игорь Ромашов. Выпускник Петербургского государственного университета путей сообщения Императора Александра I, начал карьеру на Октябрьской железной дороге, был в числе создателей одного из первых российских железнодорожных операторов, принимал активное участие в реформировании железнодорожной отрасли и системы профессионального образования на посту руководителя Федерального агентства железнодорожного транспорта, внес вклад в развитие логистического направления ПАО «НК «Роснефть» на посту вице-президента компании.

— Недавно в Министерстве транспорта прошло заседание попечительского совета Петербургского государственного университета путей сообщения, где вас включили в состав совета, вы стали в нем первым представителем частного бизнеса. Известно также, что с 2015 года вы возглавляете попечительский совет первого в стране транспортного эндаумент-фонда при этом же вузе. Так все-таки зачем частный бизнес идет в науку и образование?

— Я думаю, что решение о включении меня в большой попечительский совет Петербургского университета — заключительный этап той работы, которую мы, как вы верно заметили, проводим уже достаточно долгое время. Для меня Петербургский университет — родной вуз, я его закончил. В свое время, работая в правительстве, принимал участие в создании университетского комплекса на базе этого университета. А цели бизнеса очевидны — удовлетворить потребность в подготовке высококвалифицированных кадров для отрасли, в частности, для бизнеса, которым занимается «Трансойл». Сегодня качественная подготовка специалистов, которые могли бы соответствовать задачам бизнеса, — серьезная проблема. Для ее решения бизнес должен участвовать в процессе обучения не на финальной его стадии, когда мы получаем уже готового выпускника, а именно в процессе его подготовки. В том числе создавая для этого материально-техническую базу, которая позволяла бы обучать студентов по высоким квалификационным стандартам, и на выходе уже получать специалиста, востребованного бизнесом. Поэтому мы серьезно подходим к этому вопросу и принимаем активное участие в работе фонда и университета, в создании авторских программ, в организации производственной практики на площадках нашей компании. Состояние профессионального образования определяет научный и бизнес-потенциал отрасли — это мое глубокое убеждение.

— С начала 2000-х в России проводилась реформа железнодорожного транспорта, как вы оцениваете ее в контексте развития образования, подготовки кадров для бизнеса?

— Если говорить о реформе с точки зрения ее результатов, то можно сказать, что реформа сегодня стоит на развилке. В 2003 году, когда вышло постановление правительства и начались соответствующие процессы, мы сделали определенные шаги и прошли важные для экономики страны этапы. Сегодня отрасль ожидает тех решений, которые бы позволили ей двигаться дальше. С точки зрения профессионального образования реформа определила наши действия по взаимодействию с вузами. Раньше кадровый вопрос на нашем рынке решался за счет привлечения специалистов из системы МПС, потом из ОАО «Российские железные дороги». Считаю, что это не самый правильный подход в текущей ситуации. Сегодня востребованы разносторонние специалисты, которые четко понимают цели, задачи и логику частного бизнеса. Потому что все-таки операторский бизнес, или транспортный бизнес в целом, подразумевает некий комплексный подход: и в работе с клиентом, и в работе с железнодорожниками. Такой подход требует от специалистов более широких знаний и развитых навыков эти знания применять. Поэтому, конечно, об обеспечении отрасли кадровым потенциалом надо думать уже сегодня. И это тоже одна из задач, решением которой занимается «Трансойл».

— А как это все сказывается на стратегии развития бизнеса компании?

— Безусловно, сказывается. Рассчитанная на пять стратегия развития «Трансойла», включает в себя в том числе и кадровый раздел, где мы очень четко обозначили, какие специалисты и с каким уровнем подготовки должны работать в компании. И в рамках реализации этой стратегии мы как раз выстраиваем отношения с транспортными вузами, включая Петербургский университет.

— Заканчивается 2017 год, и самое время думать о будущем. Какова ваша инвестиционная стратегия? Какие инвестиции «Трансойл» планирует в ближайшем будущем, на что они будут направлены?

— Инвестиционная программа соответствует нашей стратегии развития. Ситуация сегодня на рынке очень непростая. Она определена профицитом подвижного состава, который эксплуатирует «Трансойл», — это цистерны. На рынке их достаточно, а грузовая база, к сожалению, уменьшается, это усиливает конкуренцию и влияет на ценообразование наших услуг. В целом по рынку эти же факторы не позволяют операторским компаниям покупать вагоны по ценам, которые предлагают вагоностроители. При этом «Трансойл» планирует в ближайшие год-два инвестировать в локомотивную тягу. Вы знаете, что часть направлений прошла электрификацию, и там, где мы ездили тепловозами, сегодня появилась контактная сеть. В результате мы должны соответствовать тем требованиям и технологиям, которые меняются в связи с электрификацией. Поэтому «Трансойл» планирует закупку небольшой партии локомотивов, в частности, на направлении Кириши - Усть-Луга. Она заменит тепловозный парк, который будет распределен на другие направления, а электровозы будут работать на электрифицированных участках, что позволит и повысить вес поезда, и улучшить технологические процессы по погрузке и выгрузке. Благодаря этому будет обеспечена эффективная работа как «Трансойла», так и в целом сети железных дорог. В свою очередь РЖД точно так же получат эффект от этих инвестиций.

https://www.kommersant.ru/doc/3500074

В раздел "Новости участников"